Недобросовестная конкуренция

Пресечение недобросовестной конкуренции

Одним из элементов промышленной собственности является право на пресечение недобросовестной конкуренции, то есть таких актов конкуренции, которые противоречат честной промышленной или торговой практике. Парижская конвенция определяет как недобросовестную конкуренцию следующие ее три вида 4:

1) все действия, ведущие к тому, что потребитель может принять предприятие, товары, промышленную или коммерческую деятельность данной фирмы за предприятие, товары и т.д. конкурента;

2) ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности коммерческой деятельности, дискредитирующие предприятие, товары, промышленную или коммерческую деятельность конкурента;

3) использование в ходе коммерческой деятельности указаний или обозначений, которые могут ввести потребителя в заблуждение относительно природы, способа изготовления, характеристик, свойств. пригодности для определенных целей или количества товаров.

Наиболее распространенным вариантом недобросовестной конкуренции является случай, когда предприниматель стремится добиться успеха в бизнесе, опираясь не на свои достижения в повышении качества продукции, услуги и в понижении их цены, а неправомерно используя результаты труда других или воздействуя на потребителя путем использования фальшивых обозначений или вводящими в заблуждение заявлениями.

Однако существуют варианты таких действий, которые не подпадают под данный случай, не наносят ущерба потребителю, но оказывают негативное влияние на экономику в целом. Примером таких действий является продажа товара по демпинговым ценам. Эти случай требуют решения трех основных задач:

  • защита честного предпринимателя;

  • защита потребителя;

  • защита интересов общества в целом 1.

Поэтому еще 12 видов деятельности определяются как недобросовестная конкуренция в комментарии к Типовому закону по товарным знакам, фирменным наименованиям и актам недобросовестной конкуренции для развивающихся стран 7:

1) подкуп покупателей конкурентов, направленный на то, чтобы привлечь их в качестве клиентов и сохранить на будущее их признательность;

2) выяснение производственных или коммерческих тайн конкурента путем шпионажа или подкупа его служащих;

3) неправомочное использование или раскрытие ноу-хау конкурента;

4) побуждение служащих конкурента к нарушению или разрыву их контрактов с нанимателем;

5) бойкотирование торговли другой фирмы для противодействия или недопущения конкуренции;

6) угроза конкурентам исками о нарушении патентов или товарных знаков, если это делается недобросовестно и с целью противодействия конкуренции в сфере торговли;

7) демпинг, т.е. продажа своих товаров ниже стоимости с намерением противодействовать конкуренции или подавить ее;

8) создание впечатления, что потребителю предоставляется возможность покупки на необычайно выгодных условиях, когда на самом деле этого нет;

9) намеренное копирование товаров, услуг, рекламы или других аспектов коммерческой деятельности конкурента;

10) поощрение нарушений контрактов, заключенных конкурентами;

11) выпуск рекламы, в которой приводится сравнение с товарами или услугами конкурентов;

12) нарушение правовых положений, не имеющих прямого отношения к конкуренции, когда такое нарушение позволяет добиться неоправданных преимуществ перед конкурентами.

Недобросовестная конкуренция является постоянным спутником свободной конкуренции во всех государствах независимо от политических режимов. Система саморегулирования рынка, где потребителю отводится главная роль в признании товара, не обеспечивает полную защиту от недобросовестной конкуренции, и в этой сфере ведущая роль принадлежит государственным институтам.

В разных странах экономическое развитие имеет свою специфику, поэтому принимаемые в них законы о недобросовестной конкуренции базируются на общеконституционных принципах и принципах гражданского кодекса, специальных законах. Основное направление законотворчества – антимонопольный закон и закон о пресечении недобросовестной конкуренции. Законы, касающиеся недобросовестной конкуренции, должны устанавливать твердые правовые рамки и, вместе с тем, быть достаточно гибкими относительно тех мер, которые могут служить эффективным средством борьбы с нечестной торговой практикой.

В сфере защиты от недобросовестной конкуренции выделяется вопрос охраны общеизвестных товарных знаков. Парижской конвенцией предусматривается, что государства-участники обязаны обеспечить защиту таких товарных знаков, но это обязательство справедливо в отношении только идентичных или сходных товаров. Использование без разрешения товарных знаков на других группах товаров вводят потребителя в заблуждение, так как у потребителя возникает ассоциативная связь не «товарный знак – товар», а «товарный знак — качество» 1. Проблематичным является, кроме того, и определение общеизвестности товарного знака, при этом критерии в разных странах различны.

В настоящее время идет постепенный процесс гармонизации национальных законодательств в области промышленной собственности, что связано с интернациональным характером торговли и средств массовой информации, в первую очередь телевидения. Первостепенное значение здесь имеет реклама, и, прежде всего, вводит или нет реклама потребителя в заблуждение. При этом должен оцениваться ни сам факт заведомо ложного утверждения, но и заявление, которое, вероятно, может ввести потребителя в заблуждение. Этот вопрос может решаться на основании реакции потребителя, которая зависит от степени образованности и многих других факторов и требует введения понятия «средний потребитель». Это свидетельствует о высокой сложности рассматриваемых проблем и уникальности большинства случаев. Развитие технических средств и технологий передачи информации требует постоянного совершенствования законодательства.

Все более актуальной становится и проблема неправомерного использования ноу-хау конкурента. Законодательство многих стран регламентирует как само понятие «ноу-хау», так и ответственность за разглашение конфиденциальной информации, взаимоотношения между работодателями и наемными служащими. Но зачастую бывает трудно разграничить опыт и знания, полученные в процессе деятельности работника на предприятии до увольнения, и незаконным разглашением конфиденциальной информации, принадлежащей бывшему работодателю 1. В отечественной практике эта проблема не решена, несмотря на рост количества прецедентов в этой области.

Таким образом, проблема пресечения недобросовестной конкуренции многопланова, появляются ее новые формы и требуются согласованные действия многих стран, чтобы противостоять ее росту и распространению.

Выводы

К интеллектуальной собственности относится информация, которая может быть представлена на материальном носителе и распространена в неограниченном количестве по всему миру.

К объектам права интеллектуальной собственности относятся:

  • литературные, художественные и научные произведения — охраняются авторским правом (копирайтом);

  • исполнительская деятельность артистов, звукозаписи, радио- и телевизионные передачи — охраняются смежными правами (т.е. правами, смежными с копирайтом);

  • научные открытия – являются общим достоянием человечества и специально не охраняются;

  • изобретения во всех областях человеческой деятельности, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания и коммерческие наименования и обозначения; пресечение недобросовестной конкуренции – являются объектами промышленной собственности и имеют свою систему охраны.

Отличительной особенностью объектов интеллектуальной собственности является их нематериальный характер. Содержание интеллектуальной собственности как права включает: права автора (право авторства, право на имя, право на опубликование, право на неприкосновенность); исключительное право (право самому использовать объекты интеллектуальной собственности, право разрешать или запрещать это делать другому лицу).

Мировое сообщество вырабатывает общие подходы по охране интеллектуальной собственности. В 1883 г. на дипломатической конференции промышленно развитых государств была подписана Парижская конвенция по охране промышленной собственности. В 1986 г. принята Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. В 1970 г. вступила в силу конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности, которая работает в системе Организации Объединенных наций. ВОИС оказывает содействие мировому сообществу и прежде всего развивающимся странам в управлении интеллектуальной собственностью.

Становление новой правовой системы, вхождение России в мировое экономическое сообщество, ее участие в международных соглашениях, определяющих обязательства государств-участников в сфере интеллектуальной собственности, — все это потребовало дальнейшего совершенствования национального законодательства.

Результаты интеллектуального труда выступают в виде объектов промышленной собственности: изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, товарных знаков, знаков обслуживания, фирменных наименований и др.

Особенность объектов промышленной собственности заключается, прежде всего, в их уникальности.

Объекты промышленной собственности таковыми становятся после экспертизы предложений, на предмет их соответствия определенным критериям (новизна, возможность промышленного изготовления, потенциальная эффективность и т.д.) и последующей их государственной регистрации.

Создание объектов, которые впоследствии представляют собой промышленную собственность, связано с серьезными затратами ресурсов: интеллектуального труда, времени, денежных средств и т.д.

Объекты промышленной собственности являются нематериальными активами, стоимость которых может достигать до 60% общего имущества предприятия.

Промышленная собственность – понятие, используемое для обозначения исключительного права владельцев на нематериальные ценности, которое регламентируется национальным законодательством и международными договорами (например, Парижская конвенция 1883 г. об охране промышленной собственности).

КоАп рф, Статья 14.33. Недобросовестная конкуренция

1. Недобросовестная конкуренция, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, за исключением случаев, предусмотренныхстатьей 14.3 настоящего Кодекса и частью 2 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двенадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.

2. Недобросовестная конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере двадцати тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее ста тысяч рублей.

— УК РФ — устанавливает уголовную ответственность за недопущение, ограничение или устранение конкуренции (ст. 178);

— КоАП РФ — устанавливает административную ответственность за ряд нарушений антимонопольного законодательства, в частности за ограничение конкуренции органами власти, органами местного самоуправления (ст. 14.9), злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке (ст. ст. 14.31 и 14.31.1), манипулирование ценами на оптовом и (или) розничных рынках электрической энергии (мощности) (ст. 14.31.2), заключение ограничивающего конкуренцию соглашения, осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий, координацию экономической деятельности (ст. 14.32), недобросовестную конкуренцию (ст. 14.33), непредставление определенных сведений (информации) в федеральный антимонопольный орган (ст. 19.8);

Ответственность за совершение актов недобросовестной конкуренции

Гражданско-правовая ответственность за совершение актов недобросовестной конкуренции. Специфика гражданско-правовых отношений, характеризующихся равенством их участников, предопределяет особенности гражданско-правовой ответственности за совершение недобросовестных конкурентных действий. Главной из этих особенностей является имущественный характер принудительных мер воздействия на правонарушителя.

Комплекс гражданско-правовых мер, носящих имущественный характер, с помощью которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспоренных) субъективных прав в сфере, именуемой недобросовестной конкуренцией, достаточно неоднороден как по своим юридическим основаниям, так и по индивидуальным правовым последствиям. В основу гражданско-правовой ответственности за совершение актов недобросовестной конкуренции положен принцип генерального деликта, выраженный в п. 1 ст. 1064 ГК РФ, согласно которому вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Применение принципа генерального деликта в отношении гражданско-правовой ответственности за недобросовестные конкурентные действия обусловлено общей формулой недобросовестной конкуренции, предполагающей противоправность указанных действий и нанесение вреда, причиненного совершением акта недобросовестной конкуренции. Под вредом в данном случае следует понимать причиненные актом недобросовестной конкуренции убытки хозяйствующему субъекту — конкуренту, а также вред, причиненный его деловой репутации.

Возложение на хозяйствующего субъекта, совершившего акт недобросовестной конкуренции, обязанности возместить причиненный другому хозяйствующему субъекту вред и будет выступать общей мерой гражданско-правовой ответственности, которая должна применяться не в силу самого факта причинения вреда, а исходя из общих условий гражданско-правовой ответственности за причиненный вред. Такими условиями будут выступать:

  • наличие вины в поведении причинителя вреда;

  • противоправность поведения причинителя вреда;

  • наличие причинной связи между противоправным поведением и вредом.

Вина причинителя вреда, под которой обычно понимают психическое отношение правонарушителя к совершенному им действию и его последствиям, презюмируется. Это следует из правила, закрепленного в п. 2 ст. 1064 ГК РФ, согласно которому лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Более того, законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В научной литературе обращается внимание на то, что законодатель, формулируя правила об ответственности за нарушения антимонопольного законодательства как в рамках прежнего (ст. 22 Федерального закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»), так и действующего законодательства (ст. 37 Федерального закона «О защите конкуренции»), допускает неточность, используя выражение «за нарушение антимонопольного законодательства», а не фразу «за виновные противоправные деяния, нарушающие антимонопольное законодательство».

На наш взгляд, предлагаемая законодателем формулировка не исключает презумпцию вины лица, совершившего акт недобросовестной конкуренции. Речь в законе идет о нарушении антимонопольного законодательства, т.е. о правонарушении в значении нарушения норм объективного права, но отнюдь не о нарушении субъективного права конкретного хозяйствующего субъекта.

Вина хозяйствующего субъекта, причинившего вред актом недобросовестной конкуренции, выражается в формах умысла или неосторожности. Последняя в свою очередь подразделяется на простую и грубую. Однако форма вины хозяйствующего субъекта в деликтном обязательстве по общему правилу, кроме случаев, прямо указанных в законе, не имеет юридического значения. На такие случаи законодательство о защите конкуренции не указывает. Они определены в иных федеральных законах например в п. 4 ст. 4 Федерального закона «О коммерческой тайне», согласно которому информация, составляющая коммерческую тайну, обладателем которой является другое лицо, считается полученной незаконно, если ее получение осуществлялось с умышленным преодолением принятых обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер по охране конфиденциальности этой информации.

Так, необходимым условием для привлечения хозяйствующего субъекта к ответственности за получение информации, находящейся в режиме коммерческой тайны, незаконными методами является его вина, проявляющаяся в виновном же поведении представителей указанного субъекта. Соответственно, обладатель закрытых сведений не обязан доказывать вину правонарушителя и наличие умысла в его действиях. Отсутствие вины в действиях хозяйствующего субъекта освобождает его от гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный другому хозяйствующему субъекту фактом получения закрытой информации.

Противоправность поведения причинителя вреда выражается в его действиях, которые одновременно нарушают как норму права (ч. 2 ст. 34 Конституции РФ), так и субъективное право другого хозяйствующего субъекта.

Так, противоправность поведения лица, получившего информацию, находящуюся в режиме коммерческой тайны, с умышленным преодолением принятых обладателем такой информации мер заключается, во-первых, в нарушении нормы, закрепленной в п. 4 ст. 4 Федерального закона «О коммерческой тайне», и, во-вторых, в нарушении субъективного права обладателя закрытых сведений на отнесение указанных сведений к информации, составляющей коммерческую тайну.

Наличие причинной связи между противоправным поведением и вредом является одним из обязательных условий наступления деликтной ответственности за совершение недобросовестных конкурентных действий. Причинная связь — категория весьма спорная применительно к аспекту ее юридической значимости вообще и по отношению к актам недобросовестной конкуренции в частности. Например, достаточно сложно выявить причинную связь между вредом, причиненным хозяйствующему субъекту, и противоправным действием, именуемым как введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства товара. Каждый случай выявления подобной связи по-своему уникален, и общих рецептов здесь быть не может. Ситуация по установлению причинной связи осложняется еще и возможным участием в акте недобросовестной конкуренции группы лиц — сопричинителей вреда.

Гражданско-правовая ответственность за совершение актов недобросовестной конкуренции может основываться и не на деликтном обязательстве, которое возникает при наличии уже возникшего вреда. Это следует из формулы недобросовестной конкуренции, допускающей будущий вред в форме возможных убытков или возможного вреда деловой репутации хозяйствующего субъекта. Право на пресечение действий, таящих в себе опасность причинения вреда актом недобросовестной конкуренции в будущем, закреплено нормой, содержащейся в п. 1 ст. 1065 ГК РФ. Согласно указанному пункту опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность. При этом суд может отказать в иске о приостановлении либо прекращении соответствующей деятельности лишь в случае, если ее приостановление либо прекращение противоречит общественным интересам. По смыслу нормы, содержащейся в п. 2 ст. 1065 ГК РФ, возможный отказ в иске касается ситуации, в рамках которой причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом. То есть это единственная возможность отказа по основанию противоречия общественным интересам. Отказать в иске о запрещении деятельности хозяйствующего субъекта, несущей в себе опасность причинения вреда актом недобросовестной конкуренции по указанному основанию, как представляется, невозможно.

В литературе отмечается, что вина ответчика в рассматриваемых правонарушениях в отличие от деликтных и других гражданско-правовых обязательств не презюмируется. Бремя доказывания возможности причинения в будущем вреда и необходимости запрещения той или иной деятельности путем предоставления соответствующих доказательств лежит на лице, обратившемся в суд, т.е. на истце.

Административно-правовая ответственность за совершение актов недобросовестной конкуренции. Хозяйствующий субъект, совершивший административное правонарушение, несет ответственность на основании закона, действовавшего во время и по месту совершенного правонарушения.

Административно-правовые санкции, касающиеся противоправных конкурентных действий, установлены нормами ст. 14.33 КоАП РФ. Согласно ч. 1 указанной статьи недобросовестная конкуренция, за исключением случаев нарушения законодательства о рекламе (ст. 14.3 КоАП РФ) и случаев недобросовестной конкуренции, выразившейся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 12 тыс. до 20 тыс. руб.; на юридических лиц — от 100 тыс. до 500 тыс. руб.

Объектом административных правонарушений, предусмотренных указанной нормой, являются общественные отношения, складывающиеся в одном из сегментов сферы пресечения недобросовестных конкурентных действий.

Объективная сторона правонарушения заключается в противоправных действиях, перечень которых закреплен в подп. 1-3, 5 п. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции». Административное наказание может быть назначено лицу, виновному в распространении ложных, неточных или искаженных сведений; во введении в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей; в некорректном сравнении хозяйствующим субъектом производимых или используемых им товаров с товарами, производимыми или используемыми другими хозяйствующими субъектами; в незаконном получении, использовании, разглашении информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

Следует иметь в виду, что за совершение других, сходных с перечисленными выше административных, правонарушений ответственность предусмотрена иными статьями КоАП РФ. Речь в данном случае идет об обмане потребителей, включающем в том числе введение потребителей в заблуждение относительно потребительских свойств, качества товара (работы, услуги) (ст. 14.7 КоАП РФ) и о разглашении информации с ограниченным доступом (ст. 13.14 КоАП РФ).

Субъективная сторона рассматриваемых правонарушений состоит в прямом умысле.

Субъектами правонарушения являются индивидуальные предприниматели, коммерческие организации, а также некоммерческие организации, осуществляющие деятельность, приносящую им доход. В круг субъектов правонарушения могут быть включены и лица, поименованные в ст. 9 Федерального закона «О защите конкуренции» (группа лиц).

Недобросовестная конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, влечет наложение административного штрафа не должностных лиц в размере 20 тыс. руб. либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от 1/100 до 15/100 размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее 100 тыс. руб.

Объектом правонарушения, предусмотренного указанной нормой, выступают общественные отношения, складывающиеся в связи с незаконным использованием объектов интеллектуальной собственности в части признания такого использования актом недобросовестной конкуренции.

Объективная сторона правонарушения заключается в противоправных действиях, перечень которых закреплен в подп. 4 п. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции». Административное наказание может быть назначено лицу, виновному в продаже, обмене или ином введении в оборот товара, если при этом незаконно использовались произведения науки, литературы и искусства, программы для ЭВМ, базы данных, исполнения, фонограммы, сообщения в эфир или по кабелю радио- или телепередач, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), фирменные наименования, товарные знаки и знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров.

По смыслу нормы, закрепленной вч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, административное наказание не может быть назначено лицу, виновному во введении в оборот товара с незаконным использованием коммерческого обозначения, поскольку последнее является не средством индивидуализации юридического лица, продукции, работ, услуг, а средством индивидуализации торговых, промышленных и других предприятий.

Субъективная сторона указанного правонарушения заключается в прямом умысле.

Субъектами правонарушения являются лица, перечисленные в п. 5 ст. 4 Федерального закона «О защите конкуренции», а также лица, образующие их группу по смыслу ст. 9 указанного Закона.

Уголовная ответственность за совершение актов недобросовестной конкуренции. Уголовное законодательство РФ установило ряд норм, в соответствии с которыми деяния, совершенные в сфере конкурентных и связанных с ними отношений, признаются уголовно наказуемыми. Указанные нормы сформулированы в ст. 178, 180. 183, а также в ст. 146 и 149 УК РФ. При этом закрепленные в указанных статьях диспозиции уголовно-правовых норм, содержащие описание признаков юридически значимого поведения, лишь опосредованно касаются недобросовестной конкуренции как таковой. Так, согласно ч. 1 ст. 178 УК РФ недопущение, ограничение и устранение конкуренции путем установления или поддержания монопольно высоких или монопольно низких цен, раздела рынка, ограничения доступа на рынок, устранения с него других субъектов экономической деятельности, установления или поддержания единых цен, если эти деяния повлекли причинение крупного ущерба, наказываются штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

В литературе, посвященной уголовно-правовой проблематике, отмечается, что конструкция указанного состава преступления предполагает, что «все перечисленные действия совершаются не сами по себе, а сопряжены с одним из способов их совершения; иными словами, наличие указанного в законе способа совершения преступления предопределяет в каждом конкретном случае наличие соответствующего действия».

При этом к числу способов совершения данного преступления относится, в частности, ограничение доступа на рынок или устранение с него других субъектов экономической деятельности в качестве продавцов определенных товаров или их покупателей, которое может носить физический (действия в отношении имущества, личности), психологический (психическое воздействие на потерпевшего) и информационный характер (распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб по деловой репутации; введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества и количества товара или его изготовителей).

Объектом состава преступления, указанного в ст. 178 УК РФ, является установленный порядок осуществления законной предпринимательской деятельности, предполагающей добросовестную конкуренцию.

Объективная сторона преступления заключается в создании препятствий для осуществления добросовестной конкурентной борьбы на том или ином сегменте рынка.

Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла.

Субъектами преступления могут быть признаны руководители коммерческих и некоммерческих организаций, осуществляющих деятельность, приносящую им доход, а также индивидуальные предприниматели.

В соответствии со ст. 183 УК РФ собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом, наказывается штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до шести месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

Незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе, наказывается штрафом в размере до 120 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до трех лет.

Те же деяния, причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности, наказываются штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Согласно ч. 2 ст. 146 УК РФ незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Рассмотрение уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также дел о незаконном использовании товарного знака осуществляется с учетом разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака».

Правовые средства антимонопольного регулирования

Действующее антимонопольное законодательство предусматривает достаточно широкий спектр правовых средств антимонопольного регулирования, применяемых компетентным государственным органом в строго определенных случаях и в определенном порядке. Формой антимонопольного реагирования чаще всего является предписание.

Рассмотрим некоторые средства антимонопольного воздействия, а также основные права антимонопольного органа, позволяющие осуществлять такое воздействие.

  1. Право доступа к информации, право беспрепятственного доступа в органы государственной власти, органы местного самоуправления, в коммерческие и некоммерческие организации с целью

  2. ознакомления на основании письменного запроса с необходимыми документами. С данным правом корреспондирует обязанность субъектов представлять по требованию антимонопольного органа информацию, необходимую для осуществления антимонопольным органом его деятельности.

  3. Право осуществлять отграничение сфер и объектов антимонопольного воздействия, в частности определять территориальные и товарные пределы рынка, доминирующих на нем субъектов, производить оценку балансовой стоимости активов хозяйствующих субъектов.

  4. Государственный контроль за созданием, реорганизацией, ликвидацией коммерческих организаций и их объединений (ст. 17 Закона о конкуренции). Такой контроль, осуществляемый антимонопольными органами, может быть предварительным и последующим.

Предварительный контроль предполагает направление в федеральный антимонопольный орган в случаях, определенных Законом, ходатайства о даче согласия на создание, реорганизацию, ликвидацию субъектов. Например, такие ходатайства представляются при слиянии и присоединении коммерческих организаций, если сумма их активов по последнему балансу превышает 100 тысяч

минимальных размеров штаты труда. Федеральному антимонопольному органу предоставляется право удовлетворить или отклонить ходатайство. Государственная регистрация или исключение из реестра юридических лиц осуществляются только при наличии предварительного согласия федерального антимонопольного органа.

Последующий контроль предполагает уведомление федерального антимонопольного органа о создании или реорганизации субъекта в 15-дневный срок со дня государственной регистрации. Последующий контроль осуществляется, например, при слиянии или присоединении коммерческих организаций, если сумма их активов по балансу превышает 50 тысяч минимальных размеров оплаты труда.

Если федеральный антимонопольный орган придет к выводу, что создание или реорганизация субъекта, о которых его уведомили, могут привести к ограничению конкуренции, он вправе обязать учредителей организации или лиц, принявших решение о реорганизации, принять меры к восстановлению необходимых условий конкуренции. Неисполнение требований антимонопольного органа является основанием для признания государственной регистрации недействительной.

Порядок представления антимонопольным органам ходатайств и уведомлений утвержден Приказом МАП России от 13 августа 1999 г.

  1. Государственный контроль за концентрацией капитала. Критериями для проведения контроля являются:

  1. характер совершаемых сделок или действий. В статье 16 Закона о конкуренции на рынке финансовых услуг перечислены случаи осуществления контроля:

  • приобретение более 20 процентов акций (долей в уставном капитале) финансовой организации;

  • приобретение более 10 процентов балансовой стоимости активов финансовой организации

(п. 3 Постановления Правительства РФ от 7 марта 2000 г.);

  • приобретение прав, позволяющих определять условия осуществления финансовой организацией ее деятельности или осуществлять функции ее исполнительного органа;

  • создание финансовой организации и изменение ее уставного капитала;

  • слияние, присоединение финансовых организаций.

  1. размер уставного капитала. В зависимости от размера уставного капитала организации, активы или акции (доли в уставном капитале) которой приобретаются, контроль может быть предварительным или последующим.

Предварительное согласие МАП РФ на совершение указанных сделок обязана получить организация, размер уставного капитала которой превышает: 160 млн рублей — в отношении кредитной организации; 10 млн рублей — в отношении страховой организации; 5 млн рублей — в отношении иных финансовых

организаций (п. 4 Постановления Правительства РФ от 7 марта 2000 г.).

В остальных случаях предусмотрен последующий контроль, заключающийся в уведомлении о совершении сделок.

  1. Принудительное разделение (выделение) хозяйствующих субъектов. Антимонопольный орган вправе принимать решение о принудительном разделении коммерческих организаций и некоммерческих организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность, если они занимают доминирующее положение и совершили два или более нарушений антимонопольного законодательства, что подтверждается актом антимонопольного органа. Решение может быть принято при наличии совокупности следующих условий:

  • а) возможность организационного и территориального обособления структурных подразделений организации;

  • б) отсутствие между ее структурными подразделениями тесной технологической взаимосвязи;

  • в) возможность для юридических лиц, образуемых в результате реорганизации, самостоятельно работать на рынке определенного товара.

Решение о принудительном разделении (выделении) имеет форму предписаний, которые направляются хозяйствующему субъекту. В предписании указывается срок, в течение, которого реорганизация должна быть осуществлена. Этот срок не может быть менее шести месяцев.

    1. Направление хозяйствующим субъектам предписаний о расторжении или изменении договоров,

противоречащих антимонопольному законодательству, о заключении договора с другим хозяйствующим субъектом, о прекращении нарушений, об устранении их последствий, о восстановлении первоначального положения. Предписание антимонопольного органа может быть обжаловано

    1. в арбитражный суд в течение шести месяцев со дня его вынесения. Подача в арбитражный суд заявления о признании недействительным решения (предписания) антимонопольного органа приостанавливает его исполнение.

    2. Федеральный антимонопольный орган вправе давать органам исполнительной власти и местного

самоуправления предписания об отмене или изменении принятых ими неправомерных актов, о прекращении нарушений, о расторжении или изменении заключенных ими соглашений, противоречащих антимонопольному законодательству; направлять в Правительство РФ, Центральный банк РФ предложения об отмене принятых федеральным органом исполнительной власти, ЦБ РФ противоправных актов или о приостановлении их действия, о расторжении или изменении заключенных ими соглашений, противоречащих антимонопольному законодательству.

  1. Федеральный антимонопольный орган вправе обращаться а суд или арбитражный суд

с заявлениями о признании недействительными полностью или частично договоров, противоречащих антимонопольному законодательству, об обязательном заключении договора с другим хозяйствующим субъектом, а также участвовать в рассмотрении судом (арбитражным судом) дел, связанных с применением и нарушением антимонопольного законодательства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *