Ашан кто владелец

Кому в России принадлежат сетевые магазины

Народные продуктовые магазины России, находящиеся в шаговой доступности, «Пятерочка», «Копейка», «Народный» и пр. принадлежат … иностранным компаниям.

Возможно, эта информация даст новый взгляд на то, почему растут цены, почему супермаркеты не поддерживают российского призводителя, почему повсюду уничтожается сеть маленьких розничных продуктовых магазинов и куда уплывают деньги.

Продукты и цены на них — это серьезнее, больнее и важнее каждому человеку в стране, чем далекие и непонятные политика, экономика и финансы.

Вот список стран, где зарегистрированы крупнейшие продуктовые сети, имеющие сотни тысяч магазинов по всей России

1.»Ашан» (Франция),

2.»О’кей» (Люксембург),

3. «Пятёрочка» (Нидерланды),

4. «Перекресток» (Нидерланды),

5. «Карусель» (Нидерланды),

6. «MetroCash&Carry» (Германия),

7. «Лента» (Британские Виргинские острова),

8. «Глобус» (Кипр),

9. «Билла» (Австрия),

10. «Зельгрос» (Германия),

11. «Leroy Merlin» (Франция),

12. «Магнит» (Кипрский офшор Lavreno Ltd.),

13. «Копейка» (Нидерланды),

14. «Мы» (Нидерланды),

15. «Меркадо суперцентр» (Нидерланды),

16. «Корзинка» (Нидерланды»,

17. «Патэрсон» (нидерланды),

18. «Народный» (Нидерланды),

19. «Симбирка» (Нидерланды),

20. «Провиант» (Нидерланды),

21. «Ярмарка» (Нидерланды),

22. «Тройка» (Нидерланды),

23. «Семья» (Нидерланды),

24. «Экономная семья» (Нидерланды),

25. «Мир продуктов» (Нидерланды),

26. «А5» (Нидерланды),

27. «Spar» (Нидерланды),

28. «Универсам» (Нидерланды),

29. «Тамерлан» (Нидерланды),

30. «Покупочка» (Нидерланды).

«Очень большой процент рынка и немалый сегмент нашего кошелька приходится на товары той необходимости, которую мы с вами должны поддерживать каждый день.

Это и средства личной гигиены. Это и моющие средства. Это и другая бытовая химия, которую мы используем почти в автоматическом режиме. Но вы отправляетесь в магазин и что вы видите? Зарубежные марки. Бесконечную дороговизну»,

— сообщает Глеб Вещаев, директор информационно-аналитического центра социальных технологий «Красс».

«Получается, что иностранный капитал проник своими щупальцами в каждую клеточку российского бизнеса. И здесь, на месте, сетевые гипермаркеты занимают протекционную позицию именно по отношению к западным же производителям.

Цепочка замыкается, превращая Россию в инструмент для выкачивания денег из российского населения и переправки их в третьи страны.

Сетевые магазины, – это главная ударная сила западного бизнеса. Именно они, как огромные пылесосы, всасывают денежные потоки и уводят валюту за рубеж. Пока гипермаркеты работают откровенно против России.

Да, гипермаркеты разрушили российскую сеть розничной торговли. Да, они оставили многочисленную часть населения без работы и без возможности содержать свои семьи. Тогда хотя бы дайте взамен нормальное обслуживание.

Но его нет. Лоббирование интересов западных торговых марок, занижение стоимости, игры с ценами на валюты – всё направлено на то, чтобы на российской территории поддержать зарубежный рынок и утопить российских производителей. Пока гипермаркеты функционируют, как огромные фабрики по вывозу прибыли из России».

«Несмотря на все политические заявления сетей, что, мол, они держат свои цены, вся нагрузка в выполнении этого заявления легла на производителей. Сами сети не сократили своих затрат. Они всё переложили на производителя.

Это производители держат нормальные цены. И не только держат, а даже снижают.

Сети вместо заявленного снижения или удержания цен, ещё и подняли расценки для производителей.

Если раньше производитель возвращал сети 5 процентов, то сейчас – 10 процентов в виде, так скажем, внутренних бонусов. А сюда ещё надо добавить разнообразные поборы, маркетинговые взимания и т.д. Даже логистика, которую сегодня тоже сократили, и она легла дополнительным грузом на плечи производителя».

Ни о каком импортозамещении речь идти реально не может, считает Вещаев, потому что Запад не намерен договариваться с Россией. А сети продуктовых магазинов — это «ударная сила западного бизнеса». Они высасывают деньги из населения и выводят их за границу огромными темпами. Стало совершенно очевидно, что продуктовые сетевые магазины сейчас — это часть политической системы.

Лоббирование интересов западных торговых марок, занижение стоимости, игры с ценами на валюты – всё направлено на то, чтобы на российской территории поддержать зарубежный рынок и утопить российских производителей.

Но каждый из нас в силах со своей стороны выбрать и место, где покупать и товар. Даже в сетевых западных магазинах мы можем выбрать отечественный продукт или товар взамен импортного и, таким образом, «проголосовать рублем».

Все владеют всем
Полвека назад 11 братьев и сестер Мюлье придумали способ не делить наследство отца. Способ работает до сих пор и обеспечивает дивидендами более 700 потомков Луи Мюлье
Статья вышла в журнале «Семейный бизнес», №4 за 2017 г.
Все заметки про историю бизнеса
Весной 1999 года Роб Уолтон, CEO Wal-Mart, прилетел из Арканзаса в Париж. Целью поездки была покупка розничной сети Auchan – Уолтон собирался сделать владельцам «предложение, от которого они не смогут отказаться». Американский розничный гигант планировал экспансию в Европу и был готов щедро заплатить французам за сеть их супермаркетов.
Привлекательности Auchan в глазах американцев добавляло и то, что компания была семейной – это значило, что покупателю не придется скупать акции, вызывая рост их курса и переплачивая. О трудностях с акционерами Роб Уолтон, сын основателя Wal-Mart, знал не понаслышке. Его семейная компания стала публичной еще в начале 1970-х, за следующие 30 лет число владельцев акций перевалило за сто тысяч человек.
Уолтон полагал, что вопрос продажи – хотя бы и предварительно – можно будет решить за ужином с Жераром Мюлье, основателем, руководителем Auchan и представителем семьи Мюлье на переговорах. За тем же ужином руководитель Wal-Mart предложил более чем хорошую цену: 100 миллиардов франков или почти $17 млрд. Но вместо согласия Уолтон получил уклончивый ответ – расстались они на обещании Жерара Мюлье донести предложение Уолтона до Ассоциации семьи Мюлье, контролировавшей фамильные активы. Американец был почти уверен, что среди членов семьи найдется достаточно людей, которым деньги нужны «здесь и сейчас» – так, чтобы решение в пользу продажи было принято большинством голосов, как это происходит в любых компаниях. И был неприятно удивлен, когда получил официальный отказ.
Впрочем, Уолтон удивился бы больше и даже не стал бы делать предложение, если бы знал, что Ассоциации семьи Мюлье юридически, по сути, не существует. Скорее она напоминает семейный совет. А то, что объединяет несколько сот членов клана, как раз и делает продажу собственности семьи практически невозможной.
Договор
У основателя клана Луи Мюлье, почтенного жителя городка Рубе на севере Франции, было семь сыновей и четыре дочери. Он занимался производством шерсти и вполне преуспел: на границе 1940-х и 1950-х, когда Луи начал передавать дела своим сыновьям, на нескольких его фабриках и в мастерских работали почти 2000 сотрудников.
В 1952-м Луи Мюлье скончался в возрасте 75 лет, а перед сыновьями патриарха встал вопрос о дележе наследства. Поровну оно делилось плохо: большая часть фабрик была связана в технологическую цепочку. Поэтому два старших брата – Луи и Жерар предложили заниматься семейным бизнесом сообща, распределяя прибыль поровну между всеми наследниками. Через некоторое время юристы помогли облечь этот договор в правовую форму. Так, во второй половине 1950-х появились 11 гражданских товариществ, владеющих каждым бизнесом семьи в равных долях. А в учредительных документах появилось и особое условие: владельцами долей могут быть только прямые потомки Луи Мюлье.
Через некоторое время, когда активы семьи стали расширяться и диверсифицироваться, Мюлье ввели еще одно правило: все принадлежащие им предприятия должны оставаться независимыми друг от друга, формируя конгломерат – так, чтобы проблемы в одном бизнесе не могли стать проблемами другого. А для того, чтобы обеспечить соблюдение всех правил, введенных семьей, со временем была создана уникальная конструкция управления собственностью, не имеющая аналогов.
Ее «геометрию» можно сравнить с песочными часами. В нижней части – несколько сотен автономных юридических лиц (компаний, осуществляющих непосредственную операционную деятельность). В узкой части «часов» – несколько холдингов, владеющих акциями бизнесов и осуществляющих управление группами юрлиц. А в верхней – акции всех холдингов, которые распределяются между гражданскими товариществами, представляющими наследников 11 ветвей семейного клана. Так реализуется базовый принцип, согласованный братьями Мюлье в 1955-м: «все владеют всем».
Наследство и наследники
11 детей Луи Мюлье подарили основателю 68 внуков. Так что в конце прошлого столетия, когда Wal-Mart решил выкупить у Мюлье Auchan, число членов клана превышало 300 человек, а права собственности распределялись более чем по 100 семейным товариществам (по числу семей). Каждое из них владело своей частью акций шести основных холдингов, которые в свою очередь владели всеми предприятиями. Но были из этого правила и исключения, самым заметным из которых выступала «группа Auchan». Почти 10% в ней принадлежали лично Жерару Мюлье, 75% – Семье. Оставшиеся 15% были распределены между сотрудниками, но тоже не напрямую, а через механизм временного владения акциями холдинговой компании, продать которые по условиям договора можно только семье Мюлье. Кстати, примерно такое же правило действовало и в отношении наследников: любой из них может пожизненно получать дивиденды и участвовать в управлении. А может продать свою долю, но только членам семьи по цене, каждый год устанавливаемой в марте советом директоров Ассоциации, который, само собой, состоит исключительно из проверенных членов семьи.
По сути, Мюлье создали для членов семьи внутренний рынок ценных бумаг: любой из собственников семейных акций в любой момент мог продать их по вполне рыночной цене. Другие же за счет этих акций могли увеличить свою долю в семейном бизнесе. При этом такая конструкция не давала никаких шансов завладеть хотя бы частью активов Семьи ни рейдерам, ни добросовестным покупателям вроде Роба Уолтона.
Впрочем, в 1999-м Уолтон об этом не подозревал. Подробности организации семейного бизнеса стали известны гораздо позже, после появления в «нулевых» книги «Кто создал Auchan, Atac, Leroy Merlin? Секреты семьи Мюлье». Ее написал журналист Бертран Габен, буквально по крохам собравший информацию о крайне закрытой для посторонних семье. История с незадавшейся покупкой супермаркетов тоже оттуда. Причем, по словам Гобена, получив предложение о выкупе сети, Жерар Мюлье заявил: «Если учесть, что каждые семь лет стоимость предприятия удваивается, ради лишних 100 млрд. франков стоит подождать. И потом, в любом случае, что мы будем делать с этими деньгами?»
Семья Мюлье вообще крайне привержена долгосрочным целям. Как правило, дивидендами распределяется не более 10% прибыли группы. Остальная прибыль реинвестируется в бизнес и пополняет резервные фонды. Таким образом, группа не испытывает трудностей с финансированием и не задумывается о привлечении стороннего капитала. Менеджмент компаний, принадлежащих Семье, также счастлив: на него не давят портфельные инвесторы и пассивные акционеры, заинтересованные исключительно в получении быстрых дивидендов или быстром росте курса акций. «Мы создаем предприятия не для перепродажи, – утверждают Мюлье, – а чтобы передать их в управление детям».
Картину можно было бы назвать пасторальной. Однако конструкция, придуманная наследниками Луи Мюлье в 1955-м, отлично работала, пока объединяла 11 братьев и сестер в управлении небольшим текстильным конгломератом, и дала первую трещину, причем как раз в том месте, где затем появился системообразующий актив семьи – сеть Auchan.
Auchan
Заняться розничной торговлей придумал второй сын Луи Мюлье – Жерар. В 1943-м по его инициативе отец открыл первый магазин текстиля и пряжи, а сам Жерар возглавил розничное и дистрибьюторское направление. В 1958-м старший сын Жерара Мюлье, Жерар-младший (у Мюлье традиционно принято называть старших сына и дочь именами родителей), стал директором по продажам в семейном холдинге и занялся развитием розницы. В феврале 1961-го он съездил в США на семинар компании NCR, производившей кассовые аппараты. Задачей семинара в городке Дейтон, штат Огайо, было продвижение концепции супермаркетов, радикально сокращавших издержки розницы, но требовавших большого количества касс.
Mulliez 01
Жерар Млье среди участников семинара компании NCR, продвигавшей кассовые аппараты и идею супермаркета. США, Дайтон (Огайо)
Жерар-младший вернулся во Францию полный энтузиазма создать новое направление в семейном бизнесе… и получил отказ. Семья уже занималась делом, которое можно было развивать и «передавать в управление детям», – производством и продажей текстиля. Зачем вкладываться в непонятный и рискованный бизнес?
Тогда молодой предприниматель нашел партнера на стороне. Вложив 600 тысяч франков, Мишель Сегар получил половину предприятия, созданного для запуска розницы. Семья позволила Жерару занять пустующее заводское здание в Рубе площадью 600 кв. м, и 6 июля 1961 года партнеры открыли в Рубе первый супермаркет, назвав его Auchan. За первый год работы магазин Мюлье и Сегара принес 200 тысяч франков убытка. Следующий год оказался не многим лучше. На третий год у компаньонов кончились деньги, и Сегар предложил объявить предприятие банкротом.
Mulliez 02
6 июля 1961 года. Открытие первого супермаркета Auchan.
Жерар был в отчаянии. И тут неожиданно к его разорившемуся бизнесу проявила интерес Семья. Может быть, вопрос лоббировал отец Жерара. А может, толчком к решению стало открытие первого во Франции гипермаркета компании Carrefour. Так или иначе, Жерар-отец явился к компаньонам и заявил: «С одним небольшим магазином вы не выберетесь из долгов. Здесь нужно вложить на порядок больше денег. Семья готова выкупить у вас Auchan». Сегар облегченно вздохнул и покинул бизнес. А Жерар-младший получил от Семьи инвестиции и три года срока, чтобы вывести розничный бизнес в прибыль.
Идею названия «Auchan» подсказали магазины Phildar, с которыми работал Жерар Мюлье. Когда магазин «Au fil d’art» решили переименовать, его назвали так, как на слух воспроизводили название покупатели. Супермаркет Мюлье с партнёром открывали в районе под названием Hauts Champs (Высокие Поля), который малограмотные окрестные жители записывали на слух как Ochan. «Но если уж коверкать слова, — заметил Сегар — то пусть название начинается с «А», чтобы попасть в телефонном справочнике на первую страницу». Позже, в 1983 году, к логотипу сети по игре звуков была добавлена птичка: au chant с французского значит «птичья трель».
Приняв на себя единоличную ответственность за Auchan, Жерар принялся искать «формулу» успеха. И очень скоро получил ее в подарок от основателя сети Carrefour Марселя Фурнье. Тогда, в 1960-х, владельцы первых супермаркетов считали друг друга не конкурентами, а скорее союзниками, формирующими рынок. «Фурнье наглядно продемонстрировал нам, – вспоминал впоследствии Мюлье, – что продать 100 коробок печенья с наценкой в один сантим гораздо выгоднее, чем 10 коробок с наценкой в 10 сантимов. Он на пальцах разъяснил нам, в чем заключается суть дискаунта».
Продавать много и быстро с минимальной наценкой, получать максимальные скидки от поставщиков, снижать цены, привлекая дополнительный поток покупателей, и продавать за счет этого еще больше – вот формула, которая вывела Auchan из финансовой пропасти и сделала одним из лидеров французского, а затем и международного розничного рынка.
Mulliez 03
Первый гипермаркет Auchan, открывшийся в 1967 г. в г. Ронк.
В 1967-м в Ронке открылся первый гипермаркет Auchan – магазин площадью 12 000 кв. м. В 1969-м в Лиле Auchan открыл свой первый торговый центр, впервые приобретя для этого земельный участок (так в Auchan появилось дополнительное направление деятельности – строительство и эксплуатация торговых объектов). В 1972 году у компании было уже семь супермаркетов на севере Франции. За следующие три года их число удвоилось, гипермаркеты сети появились в окрестностях Парижа. В 1978-м Auchan приобрёл половину акций компании Leroy Merlin, торгующей хозяйственными товарами, а через два года стал ее единственным владельцем. В 1981-м Auchan вышел на испанский рынок. С 1983-го по 1986-й Auchan выкупает акции торговца электробытовыми товарами Boulanger. Прибыль Auchan превысила не только ожидания Семьи, но и показатели всех остальных ее бизнесов. К началу 1980-х стоимость Auchan составляла уже более половины стоимости всех активов Семьи.
И вот тогда, на волне успеха, основатель и руководитель розничного направления нанес внезапный удар по конструкции, выпестованной его отцом и дядей.
Трещины в фундаменте
В 1986 году Жерар Мюлье-младший предложил Семье обменять все принадлежавшие ему акции семейного конгломерата на акции компании Auchan. Просьба-требование прямо противоречила Договору. Но то ли в благодарность за успех розницы, сделавшей всех Мюлье богачами, то ли из страха, что ссора с Жераром приведёт к обвалу бизнеса-кормильца – так или иначе, согласие было дано. Жерар вышел из пула «все владеют всем», став обладателем 9,5% акций группы Auchan. Впрочем, хотя раскольничество Жерара и стало для Семьи сенсацией, он не был первым «сепаратистом».
Еще в 1970-м Эрик Дервиль, муж одной из кузин Жерара, продал Семье доставшиеся его жене акции группы, чтобы профинансировать свой, созданный отдельно от клана, бизнес. Еще один зять, Мишель Леклер, в 1976-м открыл в одном из торговых центров Auchan свой собственный супермаркет спортивных товаров Decathlon. Через год кузен Жерара, Стефан Мюлье, открыл первый магазин игрушек Picwic. Семье в этой компании принадлежало только 50%, остальное – Стефану. Через несколько лет у Decathlon начались финансовые трудности, и Леклер вынужденно продал контрольный пакет акций Семье, но сохранил за собой 49%. В то же время Стефан Мюлье добился от Семьи права выкупить акции Picwic – и стал единоличным владельцем компании.
К 1980-му число прямых наследников Луи Мюлье, участвующих в дележе общего «пирога» перевалило за 100 человек. Их доли в собственности, образовавшиеся от деления когда-то равных частей основателей между неравным количеством их детей и внуков, отличались в разы, заслуги в развитии бизнеса Семьи и роль в управлении активами были несопоставимы. Демарш Жерара Мюлье-младшего был вызван как раз последним обстоятельством, поскольку он считал (небезосновательно) что его заслуги в становлении розницы должны быть особо отмечены.
И это всё – Мюлье:
Более 200 компаний, действующих в 32 странах мира, в которых работают 700 000 человек
Стоимость активов семьи по разным оценкам — $20-30 млрд.
Перечень основных активов Семьи без учета собственных активов ее членов:
Groupe Auchan
Groupe Adeo (Leroy Merlin, Bricoman)
Groupe Decathlon
Boulanger
Agapes Restauration (Flunch, Les 3 Brasseurs)
Creadev
Phildar
Happychic (Brice, Bizzbee et Jules)
Kiabi
Pimkie
Tapis Saint-Maclou
3 Suisses
Electro Dépôt
RougeGorge Lingerie
А в конце 1980-х самые успешные члены клана – все тот же Жерар, а также Гонзаг Мюлье и их зятья Эрик Дервиль и Мишель Леклер, впервые заговорили о возможности отказа от Базового Договора. В это время Эрик Дервиль возглавлял Совет «Ассоциации Мюлье», который от имени Семьи уполномочен назначать и смещать первых лиц компаний. В мае 1990-го в очередных выборах председателя Совета приняли участие уже 200 наследников-собственников. Эрик Дервиль эти выборы проиграл и внутрисемейная фронда на время угасла.
Следующий всплеск «сепаратизма» пришёлся на 2004 год, когда Гонзаг Мюлье попробовал повторить манёвр своих кузенов Жерара и Стефана и выкупить у Семьи долю в управляемой им семейной компании. Жерар и Мишель Леклер выступили в поддержку Гонзага – в разрез Базовому Договору. Сторонники Договора в Совете встревожились и встревожили весь клан. Авторитетные родственники открыто заговорили о том, что Жерар Мюлье после отделения своих активов от активов Семьи стал «менее управляемым». Четыре сотни наследников проголосовали – и Гонзаг получил категорический отказ. Клан сохранил единство. Но это было уже не то единство, которое толкнуло сыновей Луи Мюлье на добровольное подписание Договора. Теперь Семья принуждала своих членов к исполнению Договора.
После решение по Гонзагу Совет прозрачно намекнул 73-летнему Жерару Мюлье, что по внутренним правилам Семьи пенсионный возраст для руководителей компаний наступает в 65. Еще два года основатель Auchan держался за кресло и пытался передать его сыну Арно. Но тщетно: Совет, хотя и проявлял максимум дипломатии к патриарху клана и крупному акционеру, был непреклонен в отношении пенсии и не поддержал кандидатуру Арно. 10 мая 2006 года, за 3 дня до 75-летия, Жерар Мюлье объявил о передаче дел двоюродному племяннику Вианне Мюлье. Еще через 10 дней состоялось общее собрание Семьи, в котором участвовали уже более 500 голосующих членов. Был выбран новый совет – в который, впервые за историю Совета, не попал ни один представитель «ветви» Жерара Мюлье.
Новая реальность
«Я хотел бы подчеркнуть,– сказал в одном из интервью Тьери Мюлье, сменивший Эрика Дервиля на посту председателя семейного совета, – что решение о договоре «все владеют всем» детям не было навязано, они сделали свой выбор сами. Возможно, поэтому система и работает».
Mulliez 04
Собрание семейной ассоциации Мюлье в 2016 году. Фото из блога Бертрана Гобена
На самом деле, для того чтобы наследники сделали выбор в пользу семейной Ассоциации, последняя приложила немало усилий. Во-первых, семейная конституция не раз переписывалась – сейчас она действует в пятой редакции. Но все изменения в ней вносились лишь с одной целью: чтобы формула «все владеют всем» соответствовала духу времени. К примеру, в первом договоре 1952 года наследниками считались только те из сыновей Луи Мюлье, которые занимались бизнесом. И только в 1955-м все было поровну разделено между семью братьями и четырьмя сестрами. Во-вторых, наследники-акционеры кроме прав имеют обязанности. К примеру, каждый из них до формального вступления в наследство обязан пройти тренинги и сдать экзамены по акционерному управлению и аудиту корпоративной отчетности. В-третьих, после нескольких конфликтных ситуаций, у Мюлье жестко разделены функции корпоративного и акционерного управления. Так, ни один высокопоставленный менеджер семейных предприятий или управляющих холдингов не может войти в высший орган управления – семейный совет из семи человек. В свою очередь, члены семейного совета не могут непосредственно управлять бизнесами. В-четвёртых, Семья предоставляет каждому из членов внушительные возможности для роста – в виде внутреннего рынка ценных бумаг, финансирования личного или участия в общем семейном бизнесе. В-пятых, формальное отсутствие единого управляющего предприятия позволяет избежать уплаты налога на крупные состояния, а всем без исключения наследникам предоставляются услуги налогового планирования – за счет Семьи.
Тем не менее, время идет, и сегодня Семья Мюлье – это уже не 11 детей Луи и даже не 400 наследников как в 2004-м, а более 700 потомков основателя клана. Несмотря на все старания семейной Ассоциации, большая часть из них не принимает непосредственного участия в бизнесе, имеет в нем совершенно разные доли и вообще мало знакома друг с другом. Насколько важен для них договор, или это только традиция, появившаяся задолго до их рождения, покажет голосование, когда кто-то из членов семьи попробует выкупить свою долю у остальных акционеров. Или в том случае, если преемник Роба Уолтона или кто-то еще снова сделает Семье «предложение, от которого она не смогла бы отказаться».

http://ratner.biz/proizvedeniya/istoriya-biznesa/180-auchan-leroy-merlin-i-mnogie-drugie-vse-vladeyut-vsem.html

Французы под Москвой

«Многие товары в «Ашане» продавались на 30–40% дешевле, чем в других магазинах», — вспоминает бывший директор по закупкам «Ашан Россия» Эмин Рустамов. Менеджеры компании убеждали поставщиков, что им выгоднее упасть в цене, но существенно повысить объем продаж. В первом подмосковном «Ашане» помимо гипермаркета расположилась галерея из 60 бутиков и 12 ресторанов и кафе. Предполагалось, что поначалу гипермаркет будет обслуживать до 15 000 посетителей в день, впоследствии — до 20 000 человек. Планы были моментально выполнены, а рекорд, по словам Рустамова, был зафиксирован в одном из «Ашанов» чуть позднее, в преддверии новогодних праздников — 39 000 чеков за один день. Первый генеральный директор российского представительства Auchan в России Патрик Ланге не раскрывал объема инвестиций в пилотный проект, но называл их «значительными». «Судите по размерам гипермаркета и прилегающих земельных площадей, которые переданы группе в аренду», — говорил он с гордостью.

Вскоре за МКАД компания открыла еще три гипермаркета — в Коммунарке, Марфино и Красногорске. Подмосковное правительство выделило французам дополнительные земельные участки под строительство транспортных развязок рядом с магазинами. Борис Громов заявлял, что первые «Ашаны» сдавались в небывало короткие сроки — всего за девять месяцев.

Многие эксперты связывали успех «Ашана» именно с Громовым, который после поездки в Париж и знакомства с работой французского торгового гиганта создал «зеленый коридор» для «Ашана» в Московской области. Освоение России было личным решением создателя компании Жерара Мюлье, он же настаивал на быстрой экспансии, хотя менеджмент в тот момент занимал более консервативную позицию.

Приход Auchan в Россию в 2002-м совпал с началом потребительского бума в стране и ростом доходов населения

Эмин Рустамов пришел работать в «Ашан» после того, как побывал в первом российском гипермаркете французской компании. «Я был поражен площадью магазина и ассортиментом: тогда это была революция в торговле для России. Когда я увидел, как работает магазин изнутри, я решил для себя: буду здесь работать», — вспоминает он. Рустамов начал свою карьеру в «Ашане» 2003 году с должности руководителя сектора свежих продуктов, через три года он уже был директором гипермаркета в Марфино, а через восемь лет возглавил один из магазинов Auchan в Париже. «В компании ценили результат и отдавали должное вовлеченности и самоотдаче сотрудников, за успехи было принято хвалить и поощрять», — говорит Рустамов. Одним из поощрений для него стало знакомство с самим Жераром Мюлье, крайне закрытым человеком. Непубличность была и остается главным принципом всей империи Мюлье — с момента основания компании в 1961 году ни один из членов многочисленной семьи отца-основателя не дал ни одного интервью. Единственным исключением стала книга французского журналиста Бертрана Гобена «Кто создал Auchan, Atac, Leroy Merlin? Секреты семьи Мюлье», над которой он работал несколько лет. В книге есть комментарии самого Мюлье.

Песочные часы

По данным французского журнала Challenges, всеми активами семьи сейчас управляет «Ассоциация семьи Мюлье», объединяющая около 1300 членов семьи, но акциями владеют лишь 700 человек. Ассоциация владеет 93% Auchan Retail, остальные акции у сотрудников. Семья занимает 5-е место в рейтинге богатейших семейных кланов Франции, ее активы оцениваются в €38 млрд, а сама бизнес-империя, куда помимо Auchan Retail входит девелоперская компания Сeetrus и финансовая Oney, оценивается в €90 млрд и насчитывает около 60 компаний.

Бизнес семьи Мюлье начинался с компании по производству текстиля и текстильной торговли. Жерар Мюлье, основатель империи Auchan, был одним из активных отпрысков в многодетном семействе. Первый магазин Auchan был открыт в городе Рубе на территории семейной текстильной фабрики, которая переживала упадок. Начало 1960-х было удачным временем для предпринимателей — кроме взлета промышленности начинало формироваться общество потребления. Первый магазин получил название Hauts Champs, по названию бульвара, на котором он расположился. Вскоре его переименовали в Auchan, чтобы во всех каталогах занимать первые строчки по алфавиту. Для первого магазина в формате самообслуживания Жерар выбрал американскую модель, а с технологиями, как ни странно, помогли консультанты из Carrefour, которые, чтобы избежать обвинений в монополизме, были вынуждены помогать становлению конкурента. В числе удачных экспериментов Жерара было максимальное снижение цен на почитаемый французскими мужчинами виски, в результате Auchan заполучил еще больше лояльных покупателей. Первый гипермаркет Auchan появился через шесть лет после открытия первого магазина.

Жерару Мюлье сейчас 87 лет, он был председателем совета директоров группы Auchan до 1996 года, затем возглавил наблюдательный совет, а в 2006 году на этом посту его сменил двоюродный племянник Вианне Мюлье. Но сам Жерар Мюлье от дел не отошел, теперь он председатель комитета по стратегии.

В феврале 2017 года совет директоров Auchan впервые возглавил человек, не имеющий родственных связей с семьей Мюлье, — Дегальке Реджис, ранее работавший в Leroy Merlin. Но чужак продержался на главной должности меньше года, уже в октябре 2018 года на его место пришел зять Патрика Мюлье, младшего брата Жерара.

Секреты семьи должны оставаться в семье. Хотя в последнее время они все чаще утекают в публичное пространство. В мае 2016 года в домах членов семьи Мюлье в Бельгии, Люксембурге и Рубе прошли обыски. По данным французских СМИ, восьмимесячное расследование было проведено в ответ на жалобу одного из членов семьи Мюлье, заподозрившего руководство компании в налоговом мошенничестве и отмывании денег. Обыски прошли и в доме Патрика Мюлье. «Мюлье — эксперты в оптимизации налогов. Если их поймают, это будет впервые», — прокомментировал обыски автор книги о семье Мюлье Бертран Гобен. Но обвинений против семьи от полиции не последовало.

Структура управления активами семьи подчинена принципу «все владеют всем», отмечает доцент исторического факультета МГУ Георгий Моисеев. Гобен сравнил структуру капитала Мюлье с песочными часами: в нижней части находятся семейные компании, над ними стоят два уровня холдингов, еще выше узкое горлышко — семь головных структур, а в верхней части 248 гражданских товариществ самих Мюлье, которые владеют акциями головных структур. Все компании действуют независимо друг от друга, консолидированной отчетности у холдинга нет. Такая структура обеспечивает Мюлье максимальное реинвестирование прибыли в развитие бизнеса: доход, полученный на самом нижнем уровне, декларируется руководителями предприятий как «инструмент, необходимый для выполнения профессиональной деятельности», что выводит значительную часть прибыли из-под налогообложения в соответствии с национальным законом о налоге на богатство ISF. На смену этому налогу пришел налог на имущество, и корректировка законодательства позволила Мюлье вообще не платить этот налог по части активов, отмечает Моисеев. «Подход семьи Мюлье к управлению активами довольно креативный, в его основе лежит децентрализация, которая противоречит широко принятой практике консолидации активов», — говорит старший юрист UFG Wealth Management Николай Варгасов.

Заложенные в основание империи принципы позволяли ей выстоять в борьбе с более мощными глобальными конкурентами. Весной 1999 года в Париж прилетал CEO Walmart Роб Уолтон: его компания планировала начать экспансию на европейском рынке, но для реализации планов требовался плацдарм. Уолтон был уверен, что семья Мюлье не откажется от предложения продать свою сеть супермаркетов за внушительную по тем временам сумму в 100 млрд франков (около $17 млрд). Жерар Мюлье предложение не принял и в ответ с интересом спросил, не продается ли Walmart. Приоритет Мюлье — сохранение активов в семье и передача рычагов управления по наследству. Это условие было закреплено в семейном договоре в 1955 году и неукоснительно соблюдается.

«Децентрализованная система обеспечивает устойчивость к внешним поглощениям, так как разговор нужно вести не с единым центром принятия решений, а с широким кругом наследников», — считает Варгасов. Пересечь границы империи невозможно: даже если несколько членов семьи решат продать свои доли сторонним инвесторам, группа может быстро их выкупить, отмечает старший партнер ITS Wealth Management Алексей Илюхин. Принцип выделения разных бизнес-структур и отсутствие единого холдинга позволили более гибко управлять рисками — финансовые проблемы отдельных акционеров (дефолт, банкротство, залог доли) не могут затронуть деятельность самого актива, отмечает Варгасов. В России нет таких структур, как у Мюлье, считает он: у нас состоятельные бизнесмены предпочитают выстраивать вертикальные холдинги, а основатели бизнеса редко передают свои доли детям, не думая о преемственности и наследовании. Случай дробления долей — это обычно результат отсутствия предварительного наследственного планирования, когда при наступлении смерти патриарха бизнеса его акции в равных долях распределяются между наследниками, многие из которых к этому совершенно не готовы. Эмин Рустамов описывает семью Мюлье как преданных делу и очень работоспособных людей. «А вообще это скромная католическая семья», — уверяет он.

На мели в бурной реке

На конец 2017-го в России у «Ашана» было 62 гипермаркета и 248 магазинов, во Франции — 119 гипермаркетов и 425 магазинов. На российском рынке французской компании удалось добиться успеха гораздо быстрее, чем, например, в Испании, Португалии, Италии или какой-либо другой стране, говорит представитель «Ашана» Мария Курносова. «Ашану» повезло — компания очень вовремя пришла в Россию. «Это было золотое время для российского ретейла: широкий ассортимент, у людей были деньги, и они с ними легко расставались», — вспоминает Рустамов.

Основатель Auchan Жерар Мюлье ввел систему поощрения сотрудников: они могут стать акционерами, но обязаны продать акции при увольнении

Группе без больших потерь удалось пройти в России кризис 2008 года: были использованы разные антикризисные стратегии, в их числе товары не дороже 100 рублей. Уже в 2010 году российский рынок стабилизировался, и покупательский спрос начал восстанавливаться. Россия все быстрее становилась частью мировой экономики, снимая барьеры для иностранного бизнеса, и, помимо прочего, в 2012 году вступила во Всемирную торговую организацию (ВТО), чему особенно радовались руководители «Ашана». «Хорошо, что современная Россия будет разделять правила ВТО. В среднесрочной перспективе это улучшит экономическое развитие страны», — комментировал это событие президент группы Аuchan Вианне Мюлье.

Новый кризис был связан с геополитикой и оказался неожиданным для всех иностранных игроков на российском рынке. События на Украине и в Крыму положили начало санкционной войне. «С прилавков «Ашана» пропали французские продукты под своей маркой — именно те, которые выгодно отличали ассортимент группы от конкурентов», — рассказывает Рустамов. Упали цены на нефть, и начался спад в российской экономике, снижались доходы россиян.

Сейчас «Ашан» в России оказался в глубоком системном кризисе, поскольку слишком долго ориентировался на цену товаров в ущерб ассортименту и сервису, считает генеральный директор «INFOLine — Аналитика» Михаил Бурмистров: «Это более глубокий кризис, чем был у X5 Retail Group в 2012–2013 годах или у «Магнита» в настоящее время: рентабельность бизнеса «Ашана» продолжает снижаться, и есть риск, что уже в 2019 году компания зафиксирует чистый убыток. Пока неясно, как выходить из кризиса. Изменить ситуацию крайне непросто». В 2017 году выручка российского «Ашана» снизилась на 12%. Тем временем, по данным PwC, розничный товарооборот в России вырос за год на 1,3%. Выручка головного холдинга Аuchan Retail увеличилась в 2017-м на 0,5%, до €52 млрд.

Гипермаркет — это тяжелый и дорогой формат торговли. «Выручка с квадратного метра в последние годы падала, в том числе из-за роста числа магазинов шаговой доступности», — считает партнер BCG Иван Котов. Мир сильно изменился, а «Ашан» долгое время меняться не хотел. «В новый кризис «Ашан» вовремя не перестроил бизнес-модель и не разработал агрессивных промопредложений для клиентов: его бизнес в России, как большой корабль, продолжал плыть по инерции, пока не сел на мель», — добавляет Рустамов.

Новые старые форматы

Холдинг Аuchan Retail в 2015 году решил провести реструктуризацию бизнеса. По данным BCG, был разработан новый формат торговли «Одастор» (в переводе с французского «смелый магазин»). Это концепция ориентирована на создание атмосферы рынка выходного дня, которая обычно царит в небольших городках во Франции, где можно попробовать все продукты и пообщаться с продавцами. В Китае «Ашан» экспериментирует с новыми технологиями: в магазинах больше нет касс, товары не нужно сканировать, тележки сами ездят за покупателями, мониторы в залах позволяют моментально получить информацию о любом товаре, можно «поймать» рыбу в аквариуме, и здесь же в магазине ее приготовят.

Главный принцип Auchan — продавать как можно больше товаров и дешевле. В Китае у него более 500 магазинов

Понемногу меняется «Ашан» и в России. В 2018 году «Ашан» стал сотрудничать с российским гражданином и мировой кинозвездой Жераром Депардье. Товары с его именем начали продаваться с марта 2018 года в гипермаркетах Москвы и Московской области, в их числе фуа-гра, утиное филе, творожные запеканки и пирожные «Наполеон», а также алкогольные и безалкогольные напитки (водка «Жерар Депардье», одноименная минеральная вода и морс) и варенье. Депардье лично знаком с Жераром Мюлье, во Франции они живут по соседству. «Моя идея заключалась в том, чтобы открыть для России местные производства, которые так же увлечены качеством и пользой продуктов, как и я, и начать совместную деятельность», — сказал Депардье.

В реконструкцию магазина «Ашан Капитолий», по словам Бурмистрова, компания вложила более $20 млн, что превышает инвестиции в открытие нового типового объекта. «Это красивый магазин, но продажи пока не восстановились до уровня, который предшествовал реконструкции, новая концепция ориентирована на другого покупателя, в итоге значительная часть аудитории потеряна, а лояльность новых клиентов завоевать пока не удалось», — отмечает Бурмистров.

Пожалуй все знают такой чудесный магазин Ашан. Многие в нём закупаются и почти всё про него слышали. Даже в телепередаче Камеди Клаб на тнт много шуточек про него. Это поистите семейный магазин, который крепко проник в нашу повседневную жизнь. А вы не задумывались о том, чья сеть магазинов Ашан?

Кому принадлежит Ашан?

Ашан это французский бренд гипермаркетов, являющийся одним из крупнейших операторов в мире в сегменте розничных сетей. Ашан входит в состав семейной мегакорпорации «Ассоциация семьи Мюлье» и является главным структурным подразделением. Штаб-квартира этой корпорации находится во Французском городе Круа.
История Ашана начинается с 1961-го года. Глава семейства Жерар Мюлье открыл первый магазин Ашан, который расположился на шестистах квадратных метрах в здании бывшего завода в городе Рубе (Франция). Жерар Мюлье тогда сделал упор на расширение ассортимента, чтобы максимально удовлетворить желания покупателей. И он не прогадал. Ашан ожидал оглушительный успех.
Первый гипермаркет Ашан появился в 1967 году в городе Ронк (Франция). Именно тогда были заложены те принцыпы работы, по которым Ашан работает по сей день. А именно: продавать максимально быстро максимально большое количество качественных товаров по максимально низким ценам максимально большому числу покупателей.
Кому принадлежит Ашан в России?
В России Ашан с 2002-го года. Открытие первого гипермаркета в России Ашан отпраздновал 28 августа 2002 года. Это был Ашан-Мытищи. Практически сразу-же открылся второй гипермаркет — Ашан-Коммунарка (18 декабря). На июль 2014 года в нашей стране действует 81 гипермаркет французской компании (в Москве и Московской области, Нижегородской и Ленинградской областях, Волгограде, Екатеринбурге, Самаре, Ростове-на-Дону, Новосибирске, Омске, Уфе, Казани, Челябинске и других городах).
В России ашан работает под юридическим лицом ООО «Ашан» и именуется Ашан Россия. Генеральный директор АШАН Россия является Вилельм Убнер (с 2014 г.). Президент АШАН Россия — Жан-Пьер Жермен (с 2014 г.). Выручка «Ашан» в России по итогам 2007 года составила около $3,4 млрд.

Ашан перевод на русский

Вспомните логотип Ашан. Что на нём изображено? Птичка! А если быть точнее — воробей! Да, да, Ашан в переводе с французского на русский — воробей! Теперь, когда вы это знаете, можете смело сказать своей второй половине: «поехали в Воробей за продуктами».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *